7 мая Воскресенье

Исцеление расслабленного24 апреля ст.ст.

Поста нет

Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном. Глас 3
Прав. Тавифы (I). Мч. Александра Лионского (ок. 177). Мч. Саввы Стратилата и с ним 70-ти воинов (272). Мчч. Пасикрата и Валентина (228). Мчч. Евсевия, Неона, Леонтия, Лонгина и иных (303). Прп. Фомы юродивого (ок. 546-560). Прп. Елисаветы чудотворицы (VI-VIII).
Перенесение мощей мч. Авраамия Болгарского (1230). Прп. Саввы Печерского (XIII). Прп. Алексия, затворника Печерского (XIII).
Сщмч. Бранко пресвитера (1941). Мч. Сергия (1938).
Молченской иконы Божией Матери (1405).

Деяния святых апостолов:

исцеление праведной Тавифы

В Иоппии находилась одна ученица, именем Тавифа, что значит: «серна»; она была исполнена добрых дел и творила много милостынь. Случилось в те дни, что она занемогла и умерла. Ее омыли и положили в горнице.

Петр выслал всех вон и, преклонив колени, помолился, и, обратившись к телу, сказал: Тавифа! встань. И она открыла глаза свои и, увидев Петра, села. Он, подав ей руку, поднял ее, и, призвав святых и вдовиц, поставил ее перед ними живою.

Евангелие от Иоанна:

исцеление расслабленного

Был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел.
Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.

Святитель Феофан ЗатворникСвятитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 9, 32-42; Ин. 5, 1-15)

«Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже». Грех не душу только поражает, но и тело. В иных случаях это весьма очевидно; в других, хоть не так ясно, но истина остается истиною, что и болезни тела все и всегда от грехов и ради грехов.
Грех совершается в душе и прямо делает ее больною; но так как жизнь тела от души, то от больной души, конечно, жизнь не здоровая. Уже то одно, что грех наводит мрак и тугу, должно неблагоприятно действовать на кровь, в которой основание здоровья телесного. Но когда припомнишь, что он отделяет от Бога — Источника жизни, и ставит человека в разлад со всеми законами, действующими и в нем самом и в природе, то еще дивиться надо, как остается живым грешник после греха. Это милость Божия, ожидающая покаяния и обращения
Следовательно, больному, прежде всякого другого дела, надо поспешить очиститься от грехов и в совести своей примириться с Богом. Этим проложится путь и благодетельному действию лекарств. Слышно, что был какой-то знаменательный врач, который не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится св. Таин; и чем труднее была болезнь, тем он настойчивее этого требовал.

ИСЦЕЛЕНИЕ РАССЛАБЛЕННОГО И ОДИНОЧЕСТВО СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Священник Георгий Калчу

Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. (Ин. 5: 2–4)

Святой КиприанСвятой Киприан Карфагенский говорит: «Каждый падает в одиночку, а спасаемся мы в сообществе Церкви»

Драматичнее всего во всем этом евангельском чтении одиночество больного. Вы слышали?Господи, у меня нет никого, кто опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня (ср.: Ин. 5: 7). Самое трагическое положение человека – это одиночество, его совершенная изоляция.

Святой Киприан Карфагенский говорит, что «каждый падает в одиночку, а спасаемся мы в сообществе Церкви». Быть одиноким значит падать, погибать. Быть одиноким значит не думать ни о ком, кроме себя, потому что тебя захлестывает страдание, в котором ты задыхаешься. Тебя угнетает бесполезность жизни. Потому что жизнь, проживаемая в одиночестве, если с тобой нет Бога, – это жизнь бесполезная, загубленная. Жизнь, смысл которой исчез еще в то самое мгновение, когда ты стал одиноким.

У этого больного не было даже какого-нибудь родственника, друга, который взял бы его, когда зарябилась вода, и бросил в воду, чтобы ему исцелиться. А сколько раз мы сами оказываемся в такой же ситуации! Сколько раз бываем одинокими и больными – и нет у нас никого, кто бы помог нам исцелиться, кто избавил бы нас от нашего страдания! Или же в одиночестве и страдании у нас не находится никого, с кем бы мы могли пообщаться, ведь, как гласит немецкая пословица, боль разделенная становится вдвое меньше, а неразделенная вдвое тяжелее.

Так было и с этим человеком. Но Христос с великим милосердием спросил его:

– Ты хочешь исцелиться?

Вопрос подобного рода, обращенный больному, может показаться бессмысленным. Он, конечно же, хочет исцелиться. Однако Спаситель намекал здесь на что-то другое. Этот человек болел по причине своих грехов, и когда Спаситель спросил его: «Ты хочешь исцелиться?» – Он, по сути, спросил:

– Ты хочешь исцелиться от своих грехов?

Доказательство тому мы увидим позднее, когда Спаситель встретил его в храме и сказал:

– Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5: 14).

Что еще трогает, и нас и других, это то, что в ту минуту, когда Иисус исцелил болевшего целых 38 лет, видевшие это вместо того, чтобы обрадоваться, что к человеку вернулось здоровье, фарисеи и книжники огорчились и сказали:

— Почему ты ходишь, почему ты берешь свою постель в субботу?

Они не сказали: «Как здорово, что ты исцелился! Да, иди и возблагодари Бога!» Нет, их интересовал только формализм закона, утверждавшего, что в субботу работать нельзя. Они приносили в жертву человеческое существо ради соблюдения этого закона.

И спросили его:

– Кто тебя исцелил?

Сначала исцеленный не знал, что им сказать. Но когда Иисус встретил его в храме, то он пошел к иудеям и сказал:

– Вот, это Иисус исцелил меня!

Это не было доносом, наводившим иудеев на след Иисуса, это было желанием объявить во всеуслышание: «Этот Человек мне помог! Он меня исцелил! Он был рядом со мной в беде!» Нам необходимо сказать, что кто-то помог нам. Нам необходимо свидетельствовать о чуде. Не чтобы похвастать, а оттого, что мы избавились от одиночества, болезни и страдания! Мне необходимо сказать, кто мне помог, кто привел меня к вере, кто избавил меня от грехов и окаянства моего сердца – священник, верующий, друг… Мне необходимо сказать: «Он меня спас!» Так было и с этим больным.

Возлюбленные верующие! Современное общество всё больше и больше изолирует нас. Власти всё больше – все, не только коммунистические, все власти – стараются нас изолировать. Сделать более одинокими, чтобы мы меньше были связаны друг с другом, чтобы не общались, потому что все власти стараются стать тоталитарными, чтобы нами можно было управлять. Общностями управлять намного труднее, чем изолированными индивидами, поэтому власти стараются нас изолировать.

Коммунисты делали это насильно. Западники не делают этого насильно, они просто объявляют тебя уникальным, говорят, что у тебя есть все права, что ты независим. И это для того, чтобы ты стал изолированным, не был привязан к родителям, не слушался их, если ты ребенок, чтобы не подчинялся никому, ведь ты – свободное существо.

Свобода, ложно понятая, – это бунт против Бога, это нигилизм. Потому и дошли до того, до чего дошли, до всех этих преступлений, буйствующих в мире. Есть столько городов, в которых 14-летние дети поубивали своих учителей, друзей, родителей. Прервалась человеческая связь с людьми, рядом с которыми мы живем. Прервались душевные отношения между мной и братом, мной и родителями, между родителями и детьми, между друзьями. Мы становимся всё более одинокими в этой гипертрофированности личности, в основе которой лежит демонизирование общества.

Постараемся же быть объединенными. Оставаться объединенными верой и любовью друг с другом, с Иисусом Христом. Пребудем объединенными в Церкви, потому что Церковь – единственное позитивное социальное объединение. Все прочие объединения ведут нас к саморазрушению. Все они стараются разрушить человеческое существо, превратить его в инструмент, в обычный винтик этого сложного механизма человеческого общества.

                                                                                                          Священник Георгий Калчу
Перевел с румынского 
Родион Шишков

                                                                                                                                 Cuvantul Ortodox

3 мая 2017 г.

 

Материалы взяты с сайта Православие точка RU

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Задать вопрос батюшке

*Почта

*Вопрос

×